Пастор Артур Гукасян: «Я решил убить этого русского пастора…»

4408
Пастор Артур Гукасян «Я решил убить этого русского пастора...»
Jesus

Артур Гукасян, пастор церкви «Слово Жизни» в Новосибирске, рассказал 316NEWS историю своей встречи с Господом. Его свидетельство полно непредсказуемых обстоятельств, которые возможно было преодолеть только с Богом. Иисус оберегал семью Гукасян, даже, когда они Его не знали.

Во времена, когда я считал себя неверующим и ничего не знал о рождении свыше, все равно в глубине души я верил в Бога.
Я узнал о Боге, когда мне было 9 лет. Помню, как пришел к другу домой. Семья моего друга жила этажом ниже. В комнате моего товарища висела картина Распятия Христа, я дерзко плюнул на нее. Мой друг закричал: “Что ты делаешь? Бог есть!” Я возразил, уверяя его, что это сказки народов, мифы. Друг же заявил, что его отец видел Бога.

Пастор Артур Гукасян «Я решил убить этого русского пастора...»1“Тогда давай пойдем и спросим у твоего отца, если он видел Бога, то пускай скажет”, -потребовал я, и мы пошли к дяде Сергею. На тот момент мой отец работал в КГБ, поэтому многие избегали разговоров со мной. Но дядя Сергей все же рискнул…
“Дядя Сергей, это правда, что ты видел Бога?”, — спросил я. Он посмотрел мне в глаза и ответил «Нет».  Когдя дядя Сергей взглянул на растерянное лицо своего сына, он вдруг спустился на колени предо мной и тихо сказал: “Я тебе скажу кое-что, только обещай, что никто об  этом не узнает”,- он действительно очень рисковал, — “Да, я видел Бога”.

Семья моего друга приехала из Баку для того, чтобы дочка поступила в институт, но у них не было денег на это. Дядя Сергей молился Богу, говорил: «Бог, пожалуйста, помоги моей дочери поступить в институт». Ежедневно он подходил к открытому окну и молился. Однажды он увидел облако, в котором разглядел Божье лицо. Дядя Сергей сказал: «Я уверен-это Бог, он улыбался мне, я понял, что Господь благословит и решит вопрос поступления моей дочери». Его дочь благополучно поступила в институт.
Это было мое первое знакомство с Богом, но я тогда не покаялся.

До 22-23 лет я никогда никому не говорил, что верил в Бога. Я ежедневно молился Господу, даже в армии, но жил совершенно не по-христиански, ничего не слышал о Христе. Бог для меня был просто палокой-выручалочкой, хоть и не всегда помагал так, как мне хотелось, из-за этого я несколько раз обижался. Когда я был студентом факультета культуры Педагогического университета, я устроился внештатным работником в одну армянскую газету и писал статьи против церкви, что это сектанты и все такое…

В 89-90 годы, когдя я вернулся из армии, ко мне постояннно подходили какие-то люди и говорили, что Иисус любит меня. Это сильно раздрожало, я даже несколько раз пытался этих ребят вызвать на конфликт и хорошенько побить, но как-то все обходилось. У меня была тяга к сверхестественному: в то время я изучал гипноз и экстрасенсорику, помимо этого я тренировался восточными единоборствами. В очередной раз, оказавшись на конференции «Черного Лотоса», познакомился с молодым парнем Артуром Налбандяном. Мы разговорились, и он предложил пойти с ним вечером в институт физики, где на тот момент собирались верующие. Прямо у входа меня встретили люди, которые заявили, что рады меня видеть. Я агрессивно сказал им: “А вы кто такие, что рады меня видеть”.

Меня раздражало все, то, как люди прославляли, радовались, в тот момент в церкви было только две популярные песни – быстрая «Аллилуйя» и медленная «Аллилуйя», после нее на  сцену поднялся русский парень и проповедовал о пожертвовании и десятине. Я смотрел на него и думал:  “Кто такой этот русский, чтобы нас армян, чему-то учить, нас армян, которые приняли христианство, раньше чем Иисус Христос пришел, которые встречали Ноя на Араратской горе с хлебом и солью”. Когда прошли корзины для пожертвований, я разозлился так, что на полном серьезе решил убить этого парня.
В один день на масивском рынке (район в Ереване) я увидел этого русского парня с армянскими ребятами, тут я понял: “Настал тот час”. У меня в голове уже созрел план убийства, как я это сделаю, куда ударю, куда убегу. А он спокойно ходил по рядам и выбирал что-то. Мы находились друг от друга на расстоянии где-то 20-25 метров. Я хотел сделать рывок и побежать к нему, чтобы ударить, как вдруг он поднял глаза, и мы столкнулись взглядами. Я встал, как вкопанный, и не мог пошевелиться, ноги, как будто были залиты бетоном. Я просто понял: “Здесь что-то не так, что-то свыше”. Это был Леонид Малько, которого я хотел убить, а он даже меня и не заметил.

Прошло время, в 1991 году я был уже женат и у нас с Жанной родился сын. С момента рождения начались новые испытания. Окушерка перерезала ему пуповину и туда попала инфекция. Мы целый год жили с угрозой сепсиса (общее заражение организма болезнетворными микробами, попавшими в кровь), если бы гной попал в кровь, то мы бы потеряли ребенка. Чтобы излечить малыша, мы ходили к врачам, к священникам, гадалкам, но ничего не помогало. На этой почве я стал много пить, у меня был бизнес, но заработанных денег не хватало, я перестал тренироваться, словом, находился в ужасном состоянии.

Летом 1992 года мы пошли в одну больницу к знакомой, и она сказала: “Тебе сможет помочь только Бог”. Для меня это означало, “мне не поможет никто”.
В середине лета жена предложила поехать в наш дом в Джилижан, я не возражал. Ей нужно было отдохнуть. После спортивной травмы, полученной в детстве, у нее возник остеохондроз, а после родов было осложнение, иногда спина прехватывала так, что она не могла двигаться. Казалось жизнь только началась, а она уже заканчивалась: война, нет работы, нет хлеба, нет света, ребенок — больной, жена – больная, я пью, что еще нужно для полного пакета. Мы решили вырваться в Джилижан, старались, как-то реабилитироваться, я старался не пить.

Моя жена никогда не оставляла меня, хоть ей и было тяжело, она всегда была рядом со мной, мы вместе проходили этот путь. Ей было тяжело вдвойне, потому что она не думала, что я начну пить. Один раз она зашла в комнату, когда я молился по своему детскому обыкновению. Она застала меня в тот момент, когда я на коленях молился. Тогда она еще больше растроилась: “Вот, он еще и верующий”. Это трудно представить, но у нас была какая-то каша.

И вот, когда я молился, то говорил: “Бог, я за жену не прошу, если Ты есть, то исцели моего сына”.  Ежедневно я уходил в горы и там молился под дождем в лесу, постоянно повторяя эту просьбу.
В тот день, когда я вернулся с гор, дождя уже не было, я зашел домой и спустя, какое-то время Жанна мне говорит: “Давай помолимся”. Ну я согласился, ради нее. Мы вышли на веранду, и она стала молиться, опустившись на колени, я же просто сидел и смотрел на нее. Она молилась, что-то там говорила, и вдруг начала орать на языках.
Представьте себе ситуацию: война, голод, ничего нет, света нет, хлеба нет, ребенок — больной, жена — больная, вот еще и с ума сошла. В общем, я просто смотрел на нее, ничего не понимая. В тех краях было много мародеров, поэтому я следил, чтобы никто не проходил, я защищал ее всегда. Наш дом находился у гор, и эхо замечательно переносило любой звук, тут чихнешь, там слышно, а она орала. Я боялся ее тронуть и просто следил, чтобы, кто-то не пришел на голос.

И вдруг она останавилась, я спросил:“Что это было”, она сказала, что видела человека. Я сразу сгруппировался, готов был защищать ее и спросил “где”. Жанна пояснила, что видела человека прямо перед собой, который был в светлой одежде со светлой бородой: “Он положил свою руку на мою голову, и в меня вошел ветер”, — сказала моя жена.  Я же до того момента никогда не читал Деяния Апостолов. На тот момент я подумал: “Ну все, Жанна с ума сошла”, поэтому я ей ответил: “Ну ладно, утро вечера мудренее”. С одной стороны это было неожиданно, где- то даже страшно, с другой- эта неожиданость была приятной, в атмосфере было что-то приятное. Мы легли спать. Первая мысль, посетившая меня утром, была «проверить пупок ребенка». Если бы вечером пупок загноился, то утром гной должен был остаться, но пупуок был чистым. В эту ночь Бог исцелил мою жену и моего сына, она даже крестилась Духом Святым.

Ее не было рядом, когда я проснулся. Жанна пришла через 5-10 минут. После ночной молитвы, она стала очень резко двигаться, раньше из-за остеохондроза она не могла так шевелиться, ведь болезнь, то схватывала, то отпускала. Моя жена села на тахту и сказала: «Я знаю- это был Святой Дух».
Прежде мы ничего не знали о Святом Духе, но вдруг я вспомнил, что где –то в Библии, которую я читал во время работы над одним сценарием,  написано «Возложили руки на них и они крестились Духом Святым». Я хотел найти это место в Библии, открыл книгу Бытие,  но где –то на Второзаконии я понял, что мои поиски бесполезны, тогда я не знал, что это место Писаний находится в Деяниях Апостолов. Я сказал жене: «Слушай, я помню вот такой стих «Возложили руки на них, и они крестились Духом Святым», но тут же я вспомнил еще одно место из Писания, что «никто не попадет на небеса, если не будет крещен в воде, огнем и Духом Святым». Тогда я сказал ей: «Возложи на меня руки и помолись за меня».

Она сказала мне лечь на спину, я подумал: «Какая-то странная молитва», но все же лег. Жанна стала молиться: вдруг меня начало трясти, я стал смеяться не своим смехом, это сейчас я понимаю, что получал освобождение. Я мог остановить этот процесс, но мне было необычайно интересно, я разрешил, чтобы это произошло, я чувствовал, что от чего-то освобождаюсь. Моя жена увидела человека в белой одежде, который зашел, нагнулся надо мной, и меня стало трясти. Когда Он ушел, я получил освобождение. После этого я пытался пить еще несколько раз, но понимал, что уже не хочу. Первая идея, которая у нас возникла «найти церковь», мы пришли в пятидесятническую церковь, увидели, что там молятся на языках, они сказали, что это языки Духа Святого.

Я еще не говорил на языках, но стал участником одной проповеди на тему «Бог избрал немудрых века сего, чтобы сделать их мудрыми». На тот момент я подумал: у меня высшее образование, поэтому эта церковь, видимо, не для меня и я ушел оттуда. В моем сердце горело желание отыскать церковь того русского проповедника.

Бог, все больше и больше проявлялся через Жанну, на интуитивном уровне она знала все. Это проявлялось даже в мелочах, например, мы только выходили на остановку, а Жанна говорила будет ли сегодня троллейбус или нет.

Как-то утром, когда она умывалась, у нее было видение: Жанна в зеркале увидела не свое лицо, а мужское лицо, которое сказало: «Спроси меня, что ты хочешь?» И хоть у нас было много трудностей, но почему-то она спросила именно об Армении: «Бог, что будет с Арменией?» Она четко знала, что это Иисус. Он ей ответил: «Сейчас вооруженные люди стоят на границах Армении, но придет время, когда там будут стоять вооруженные ангелы и защитят эту страну, в которую приедут люди и найдут Мой мир и покой». Это был 1992 год, мы даже в церковь нормально не ходили, но в 2005 году пастор Ульф Экман пророчествовал об Армении и слово в слово сказал тоже, что и Жанна в 1992-ом.

Жанна уже молилась на языках, но я все еще не мог. Моя первая молитва произошла в совершенно непредсказуемых обстоятельствах. Однажды, мы с Жанной в очередной раз шли на остановку, она заявила, что автобуса не будет, и действительно, он не приехал. Мы решили спуститься в центр города пешком, вдруг Жанна говорит: «Слушай, ты гордый, в тебе столько гордости, ты должен отказаться от этого». Я возразил: «Жанна, я само смирение». Она улыбнулась и ничего не ответила, прошло несколько минут, мы уже разговорились о другом, как вдруг она говорит мне: «Застегни мне шнурок». Это вызвало во мне бурю эмоций: «Как я это сделаю, здесь столько людей», сказал я и понял, что на счет моей гордости она была права. И я ломаюсь, нагинаюсь и застегиваю ей шнурок. Мне было очень стыдно, как я, армянский мужчина, нагнулся перед своей женой, чтобы застегнуть ей шнурки — это было для меня позором, но мне пришлось сломаться, чтоб победить гордость. Мы пошли дальше, я что-то заметил на улице и меня это разозлило, я отреагировал очень агрессивно и возмущенно. Жанна посмотрела на меня и сказала: «Ты так реагируешь, потому что это бесы, не разрешай им». Меня, как будто осенило, и я сказал: «Дьявол, во имя Иисуса Христа…», и тут я вдруг начал говорить на языках.

Я не хотел придумывать, поэтому, когда мы пришли к себе домой, я помолился: «Бог, я не хочу придумывать, но если это Ты, то я хочу, чтобы подобное повторилось», и я почувствовал, как эти языки вырвались у меня изнутри. С тех пор я начал молиться на языках. Мы все еще не ходили в церковь русского проповедника, Леонида Малько, но я очень хотел туда попасть. Вдруг выяснилось, что моя сестра уже давно посещает эту церковь. Она покаялась после проповеди моего одноклассника Эдика Петросяна. Именно моя сестра и предложила нам пойти с ней. Так мы попали на служение, Жанна с моей сестрой сели впереди, а я стоял в самом конце и первый раз в своей жизни я услышал Его голос внутри себя, Господь сказал: «Это Моя церковь, это Моя семья, и Я хочу, чтобы ты был здесь». Я сказал «Аминь», три раза перекрестился, потому что не знал, как молиться и с этого времени мы стали верующими христианами, стали членами церкви и это было началом моего служения Господу.

© 2015, 316NEWS. Все права защищены.