Эти бомбы привели меня ко Христу: история знаменитой фотографии

1901
Эти бомбы привели меня ко Христу: история знаменитой фотографии
Jesus

Девушка из Напалма со знаменитой фотографии о Вьетнамской войне рассказывает свою историю о том, как она пришла ко Христу.

Вы видели мою фотографию тысячи раз. Это та фотография, которая заставила весь мир затаить дыхание, и определила мою жизнь. Мне 9 лет, я бегу по грязной дороге с распростертыми руками, обнаженная, кричащая от страха и боли, навстречу солдату с невыразительным выражением лица, с контурами дымящегося темного напалмского облака на расстоянии. Мой собственный народ Южного Вьетнама бомбил торговые маршруты, которые использовали повстанцы Вьет-Конга.

Эти бомбы привели меня ко Христу: история знаменитой фотографииКонечно же, не я была мишенью. Просто оказалась в неправильном месте, в неправильное время. Эти бомбы мне причиняли невероятную боль. Даже сейчас, спустя 40 лет, я все еще вынуждена лечиться от ожегов, которые остались у меня на руках, спине и шее. Но переносить боль душевную, эмоциональную было намного труднее. Но в то же время, смотря на прошедшие 40 лет, я обнаружила, что эти же самые бомбы, которые причинили мне столь много страданий, принесли также великое исцеление в мою жизнь: эти бомбы привели меня ко Христу.

Гора гнева

С детства меня растили в религии Као Дай. Мои бабушка и дедушка были важными лидерами в этой религии, им было очень приятно то почитание, которое они имели во всей нашей общине. Следуя их примеру, мои родители, которые выросли, не зная никакой другой религии, кроме Као-Дай, также посвятили себя их вере, как и все мои братья и сестры.

Као-Дай-универсален по своей природе. Согласно объяснениям на сайте   Cao-Dai.org, она признает, что «все религии имеют одно и тоже Божественное происхождение, которое есть Бог, Аллах, Тао или Нечто», точно также как любое другое божество, какое только вы можете себе представить.

Ты-бог и бог-ты, мы имели такую укорененную мантру. Мы были равными поклонниками для всех богов, воздавая каждому из них по поклону.

Оглядываясь назад, я вижу, что религия моей семьи была чем-то вроде “браслета шарма”, накинутого на мое запястье, где каждая болтающаяся безделушка представляла еще одну возможность божественной помощи. Как только у нас возникали неприятности, а возникали они казалось каждый день, я воодушевленно протирала эти штучки, надеясь, что помощь придет. Годами я молилась богам Као-Дай для исцеления и мира. Но одна неотвеченная молитва следовала за другой, так что мне стало ясно: либо они не существуют, либо им нет дела до того, чтобы протянуть руку помощи.

Таким образом, я продолжала нести на себе груз гнева, горечи и негодования на тех, кто были причиной моих страданий-этого жгучего огня, которое проникло в мое тело, и вседствии этого -сжигающие меня ванны; сухая и зудящая кожа; невозможность вспотеть, из-за чего мое тело во влажную жару Вьетнама превращалась в печь. Я жаждала помощи, которая никогда не приходила. И все же, несмотря на все описанные внешние обстоятельства, которые угрожали поглотить меня — мои ум, тело и душу — самая мучительная боль, которую я переносила в этот период моей жизни, пребывала в моем сердце.

Я была настолько одинока, насколько одиноким только может быть человек. Я не могла найти друзей, никто не хотел дружить со мной. Я была токсичной и все знали об этом. Быть рядом со мной означало создавать себе проблемы, мудрые люди хотели держаться подальше от этого. Я была одинока как верхушка горы гнева. Почему я должна носить на себе эти ужасные раны?

С детства я часто слышала поговорку: дерево хочет остаться одно, но ветер хлещет его то тут, то там». Я была этим деревом: исхлестанным ветром деревом. И я боялась, что я больше никогда не встану на ноги.

В 1982г я оказалась в цетральной библиотеке Сайгона. Я стояла у полки с вьетнамскими книгами о религии, и брала одну за другой. На стеллаже напротив меня стояли книги бахаи буддизма, индуизма, ислама и Као Дая. Там также была копия Нового Завета. Я просмотрела несколько книг, прежде чем взяла в руки Новый Завет. Через час, пройдя свой путь по книгам евангелий, я уяснила для себя по крайней мере 2 вещи, которые были для меня предельно ясны.

Первое, несмотря на все то, чему я училась в Као Дай, которое признавало множество богов с многочисленными путями достижения святости, во всех случаях бремя «преуспевании в религии оставалось на мне самой, перекладывлось на мои плечи, в то время как Иисус представлял Сам Себя как Путь, Истину и Жизнь (Ин. 14:6). Все Его служение указывало на одно основополагающее требование: Я Сам путь достижения Бога, нет никакого другого  пути, кроме Меня.

Второе, Иисус Сам пострадал, чтобы исполнить Свое требование. Над Ним издевались, пытали и убили. Кто смог бы перенести такое, если фактически,  Он не был Богом?

Я никогда не думала об Иисусе с этой стороны-раненный, Тот, Кто Сам нес Свои раны. Я переворачивала эту новую информацию в своем разуме, подобно драгоценному камню в руке, который излучал свет со всех сторон. Чем больше я читала, тем больше утверждалась в вере на то, что Он -Тот, Кто действительно был, Он  является, что говорил Он Сам о Себе, что Он действительно сделал то, о чем говорил, и что было наиболее важным для меня -Он действительно является всем тем, о чем Он обещал в Своем Слове.

Может Он смог бы помочь понять смысл моей боли и пришел, чтобы в конце концов разобраться с моими ранами?

Долгожданный мир.

Мое спасение произошло очень интересно, в канун  Рождества. Это было в 1982 году, когда я посетила особое служение поклонения в маленькой церкви в Сайгоне.

Пастор говорил о том, что Рождество -это не те подарки, которые мы дарим друг другу, но это один конкретный дар -дар Иисуса Христа. Когда я слушала это послание, как будто что-то перевернулось во мне. Как отчаянно я нуждалась в мире, как открыта была, чтобы принять любовь и радость. Сколько ненависти было в моем сердце, сколько горечи. Я хотела позволить, чтобы вся эта боль ушла из моего сердца. Вместо постоянных мыслей о смерти я хотела иметь значимую жизнь. Я хотела Иисуса. Таким образом, когда пастор закончил говорить, я поднялась и подошла к алтарю, я сделала свой шаг вперед  ко святилищу , чтобы сказать «да» Иисусу Христу. И здесь, в маленькой вьетнамской церкви в нескольких милях от той улицы, где начался мой путь среди хаоса войны, за ночь перед тем, как весь мир начнет праздновать рождение Мессии, я пригласила Иисуса в свое сердце.

Проснувшись в то Рождественское утро, я пережила такое исцеление, когорое могло быть только Божественным. Наконец-то, я преобрела мир.

Почти полвека прошло с тех пор, как я бежала испуганная, обнаженная, с болью, вниз по Вьетнамской дороге. Я никогда не забуду ужасы тех дней:  бомбы, огонь, крики, страх. Также не забуду годы испытаний и мучений, которые последовали за этим. Но когда я думаю о том, как далеко я ушла от всего этого, о той свободе и мире, которые пришли от веры в Иисуса Христа, то понимаю, что нет ничего более великого и мощного, чем любовь нашего благословенного Господа.

Моя вера в Иисуса позволила мне простить всех тех, кто обидел меня и причинил боль. Она позволяет мне молиться за моих врагов, вместо того, чтобы проклинать  их. И эта вера позволяет мне не просто терпеть их, а любить в самом деле. Всю жизнь на моем теле останутся шрамы от тех дней, и останется та фотография, которая всегда будет напоминать мне о том, на какое неописуемое зло способно человечество. Эта фотография, которая определила мою жизнь. И в конце концов, это дало мне миссию, служение, причину.

Сегодня я благодарна Богу за эту фотографию. Сегодня я благодарна Богу за все, даже за этот путь, особенно за этот путь.

Справка: Ким Пьюк Тай -автор книги «Дорога Огня», о путешествии, которое началось с ужасов войны и привело к вере, прощению, любви. Она основатель Ким Фаундейшн Интернайшнл в Онтарио,  Канада, а также вляется послом доброй воли в ЮНЕСКО.

© 2018, 316NEWS. Все права защищены.