Иное рабство похоже на свободу

719
Иное рабство похоже на свободу
Jesus

Несколько недель спустя после того как мы с женой поженились и переехали в наш первый дом, я купил электрическую газонокосилку. Если вы не чувствуете подвоха в этом предложении, мой опыт может сохранить вас от лет, полных боли и страданий.

Это решения было типичным для многих из нас, креативных и смелых (и наивных) молодых людей, которым за двадцать. Хотя папа отговаривал меня, эта газонокосилка была достаточно дешевле других, что позволило мне сэкономить немного денег и непохожа на остальные, что заставило думать, будто я споткнулся о заветную мечту ухода за газоном – революционное достижение, которое предыдущие поколение просто еще не открыли для себя.

И потом я распаковал мою большую ошибку и даже пытался подстричь газон.

Моя жена говорит, что я «пылесосил» газон. Представьте, косить газон, как и все это делают, но добавляя к этому приключения и волнения, связанные со шнуром-удлинителем. Сначала, вам нужно найти рабочие электророзетки на улице. Потом двигаться от одной розетки к другой во время подстригания газона. При этом вы постоянно приспосабливаете шнур к каждому вашему движению, чтобы на полпути не разорвать на кусочки источник электроснабжения.

И, конечно же, вам нужен шнур достаточно длинный для того, чтобы покосить весь газон. Опять таки, как любой другой креативный и смелый (и немного нетерпеливый) парень, которому за двадцать, я просто прикинул нужную длину шнура на глаз. Никогда не определяйте такого рода вещи на глаз.

Пожалуйста, пропылесось газон

Я никогда не забуду первый раз, когда я воспользовался ею. У наших соседей как раз была какая-то тусовка с друзьями на заднем дворе. Они не представляли, что купили места в первом ряду на часовое комедийное представление в воскресенье утром.

Или трёхчасовое. У меня ушла целая вечность на проверку розеток, смену розеток, обматывание шнура, развязывание шнура, приспособление шнура, — все для того, чтобы подстричь газон размером с гостиную комнату. И ко всему этому, моя жена вышла посмотреть, как я, как раз в тот момент, когда мне не хватало длины шнура, чтобы скосить оставшиеся пару метров в углу газона. Я направился туда, и газонокосилка отключилась. Я просто выдернул вилку из розетки. Как у пылесоса. Подавленный, я пошел обратно через двор, на глазах моей жены, наших соседей и их друзей, чтобы вновь подключить мою газонокосилку к сети.

В конце концов, мне пришлось сдаться, оставив два квадратных метра высокой травы в каждом из четырёх углов нашего небольшого поместья, включая два заметных угла, выходящих на людную улицу.

Моя жена на следующий день купила более длинный шнур, но весь процесс все еще оставался замечательным зрелищем: мое обращение с чем-то настолько большим и острым как газонокосилка, когда каждый твой шаг привязан к дому — подобно было тому, как если бы привязать ваш мобильный телефон к стене на кухне какой-нибудь верёвкой. Это мое собственное странное (и смешное) рабство, причиной которого стал я сам.

Взрослый мужчина на яркой оранжевой цепи.

Приходи, следуй за Мною

Иисус однажды встретил взрослого мужчину на цепи. Мужчина останавливает Иисуса: “Учитель благой! Что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?” (Луки 18:18). Иисус отвечает ему: “Знаешь заповеди: не прелюбодействуй, не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, почитай отца твоего и матерь твою.” (Луки 18:20). Он перечисляет пять из десяти заповедей, все из которых нацеливают его внимание на внешнее послушание.

Мужчина, полный энтузиазма и уверенности, говорит: “Все это сохранил я от юности моей” (Луки 18:21). Говоря понятным нам языком: “Я хороший Христианин.” Он сделал все, что знал, чтобы его жизнь выглядела как жизнь верующего, чтобы она выглядела так, будто он заслужил войти в Царство Небесное.

Как отвечает Иисус?

“Еще одного недостает тебе: все, что имеешь, продай и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах, и приходи, следуй за Мною” (Луки 18:22).

Одного недостает тебе

Иисус мог спросить, что на самом деле значило для этого молодого человека исполнять все заповеди, которые он перечислил, и объяснить ему, что никто в своей жизни не исполнял эти заповеди совершенно. Он пользовался таким подходом в случае с другими людьми (Матфея 5:21-22, 27-28). Но нет, Иисус знал где найти сердце этого мужчины. Оно было спрятано глубоко в его кошельке.

Что сказал мужчина? Что ж, он ничего не сказал. “Он же, услышав сие, опечалился, потому что был очень богат” (Луки 18:23). Матфей пишет: “Услышав слово сие, юноша отошел с печалью, потому что у него было большое имение” (Матфея 19:22)

Еще одного недостает тебе.  Эти четыре слова не столько подчеркивали материальное состояние юноши, сколько указывали на привязанности его сердца. Он выглядел как Христианин, но ему недоставало настоящей любви к Иисусу. Он попробовал выбрать религию, и оказался в недоумении и в подавленном состоянии, когда уходил. Он ушёл с полными карманами, но пустым сердцем, имел внешний вид свободы с большим счетом в банке, но безнадежно порабощённый своими деньгами и всем, что можно за них купить.

Взрослый мужчина на яркой зеленой цепи.

Каковы твои идолы?

Для этого мужчины (и для многих), идол – деньги. Но какие цепи носишь ты?

Мы можем с радостью отказаться от всего ради Иисуса, делая все что в наших силах, чтобы придерживаться правил и быть похожим на Христиан. Но мы втайне держимся за наши цепи, не доверяя Богу в вопросах работы, или комфорта, или здоровья, или брака, или контроля над нашей жизнью, или наших страданий, или наших романтических или сексуальных желаний. И, как в случае с богатым начальником, недостаток доверия открывает наш недостаток любви. Мы любим Иисуса, но что-то другое мы любим немного больше. И любовь к чему-то другому больше чем к Иисусу, даже если немного больше, означает, что мы на самом деле и вовсе Его не любим. Его никогда не устраивает второе место в наших сердцах.

Итак, мы отходим и делаем то, что хотим, оставляя уголки нашей жизни, к которым сложно дотянуться, не измененными Иисусом. У нас нет желания проститься с тем, что приносит удовольствие и комфорт, для того, чтобы следовать за Ним. Это часто выглядит как «христианская» свобода, но без Христа. И когда бы мы ни выбрали жить для чего-то больше чем для Христа, или даже вместо Христа, этот идол начинает обматывать наше сердце своими стальными цепями и охлаждать оставшееся тепло для Иисуса. И это происходит в то время, когда мы носим чистую и выглаженную одежду Христианства. Но каждый раз, когда мы приближаемся к тому, чего желаем, всё вдруг отключается от сети. Наши идолы никогда не приближают нас достаточно близко к тому, чтобы дать нам безопасность, близость и счастье, за которыми мы охотились.

Обрежьте цепь

Богатый юноша подумал, будто Иисус просит его обратиться в бедность и продаться в рабство. Дьявол печатает деньги с ложью, подобной этой, и он едва уловимо внедряет её в весь наш материализм. Иисус не предлагал рабство в тот день. Он предлагал богатому юноше максимально возможную полноту свободы.

Иисус обещает всем тем, кто беспокоится обо всём том, что они оставляют ради Христа: “Истинно говорю вам: нет никого, кто оставил бы дом, или родителей, или братьев, или сестер, или жену, или детей для Царствия Божия, и не получил бы гораздо более в сие время, и в век будущий жизни вечной” (Луки 18:29-30). Такого рода математика радикально изменит ход ваших мыслей о деньгах – или о любых других идолах.

Если мы в достаточной мере доверяем Иисусу, чтобы оставить наши старые способы того, как создать и сберечь наше собственное счастья, Он даст нам нечто более великое – безгранично большее чем то, на что мы могли надеяться ранее. Но сначала мы должны доверять Ему в том, что Он знает лучше, чем мы, разницу между рабством и свободой. Мы должны обрезать цепь.

Источник: ieshua.org

© 2017, 316NEWS. Все права защищены.