Объединительный собор с УПЦ КП может не состояться

251
Глава УАПЦ Объединительный собор с УПЦ КП может не состояться
Jesus

Украинская автокефальная православная церковь (УАПЦ) и Украинская православная церковь Киевского патриархата 8 июня на заседании совместной комиссии договорились объединить обе церкви. Проведение такого собора, который может утвердить историческое для украинского православия решение, предварительно назначено на 14 сентября. Однако собор может и не состояться: православные иерархи ломают копья вокруг названия будущей единой церкви.

Предстоятель УАПЦ Макарий в интервью ЛІГАБізнесІнформ рассказал, какое условие его церковь выдвигает Киевскому патриархату, почему кресло предстоятеля не будет преградой для объединения и может ли такой шаг ослабить московское влияние на религиозную жизнь в Украине, сообщает 316NEWS со ссылкой на invictory.com.

Диалог об объединении украинских православных церквей в единую поместную продолжался более 10 лет. Теперь на 14 сентября объявлен объединительный собор. Что запустило этот процесс, и как вы оцениваете шансы на объединение?

Даже не десять лет, а намного больше, с 1992 года. Но этого не произошло. Сейчас УАПЦ требует совсем немного: объединить название в Украинскую автокефальную православную церковь Киевского патриархата и оставить всех архиереев на их местах, а там будет видно. Это был бы реальный шаг к созданию единой поместной церкви, шаг к объединению. Но так не происходит.

Что значит — не происходит?

 Не происходит, потому что патриарх Филарет в одном из интервью уже заявил: объединенного названия не будет. Он хочет сохранить свое название — Украинская православная церковь Киевского патриархата. А нас просто присоединить. На прошлой неделе совместная комиссия договорилась, что итоговое решение будет приниматься на объединительном соборе 14 сентября. Если бы представительство на соборе было 50 на 50 — нет вопросов. Но если в той пропорции, которая была предложена, по парафиям, то их будет четыреста, а нас двести. Какое решение может быть?

Патриарх Филарет предлагает фактически квотный принцип?

Да. И решение, понятно, будет за ними. Поскольку патриарх  сделал такое заявление, то к нему прислушиваются и архиереи, и священники. Раз уж так произошло, что Филарет сделал такое заявление, то мы, как соборная церковь, сейчас проведем новые епархиальные соборы. Если священники большинством голосов и прихожане, которые примут в них участие, скажут, что готовы объединяться даже на таких условиях Филарета, на таких квотных принципах, — так и сделаем.

Объединительного собора 14 сентября может и не быть?

Если епархиальные соборы большинством голосов не поддержат такую квоту, то может и не быть.

Переговоры придется начинать сначала?

Переговоры будут продолжены об объединенном названии. Я к этому готовился. Я во Львовской, Ровенской, Волынской областях на сборах предлагал ответить на три вопроса. Согласны ли вы объединиться с УПЦ КП? Все сказали: да. Согласны ли вы, как изначально предлагалось, и власть это поддерживала, что название Киевский патриархат будет официальным, а УАПЦ — неофициальным? Этого никто не поддержал. Согласны ли вы с тем, чтобы объединить название? Все сказали: да. И на деканальных сборах, и на епархиальном совете.

Вы лично встречались с Филаретом?

У меня нет такого желания. Хотя мы встречались в 2007 году, когда Ющенко объявил досрочные выборы. Мы два часа разговаривали. Он частично со мной соглашался, частично нет. Потом пришел Ющенко, вроде договорились. Владыка Евстратий пошел писать протокол заседания, и пишет: официальное название — КП, неофициальное — УАПЦ. Я сказал: я это подписывать не буду. Пошли переписали, что название должно быть объединительное. На том была поставлена точка.

Владыка Евстратий (УПЦ КП) раскритиковал довольно жесткие заявления июньского собора УАПЦ в адрес Киевского патриархата. Например, в обращении к Яценюку собор заявил о мощном давлении некоторых чиновников Кабмина, связанном с попытками «недружественных сил и деятелей использовать раздражающий вопрос создания единой поместной церкви в пользу Киевского патриархата, который хочет поглотить УАПЦ». Странно начинать объединение с такой риторики.

Можно начинать объединение, но сменить риторику, как вы говорите. Хотя Киевский патриархат не всегда ведет себя по-дружески. Священник УАПЦ в Самборе Львовской области построил деревянную церковь. Три года собирал средства и строил. А УПЦ КП дала своего священника. Служили по очереди, а потом нашего выгнали. Так не делается. Это разве миролюбиво? Это по-дружески? Нанимают молодчиков из других сел, свозят и штурмуют, чтобы забрать церковь.

Ну и как объединяться?

Объединяться надо хотя бы для того, чтобы такое не происходило. Я по поводу этого инцидента задал вопрос Евстратию, когда он был на поместном соборе. Он ничего не ответил. Потому что нет ответа. Хорошее было бы объединение, если бы была искренность, открытость, и эта искренность проявлялась в поступках.

Конфликт заложен даже на уровне названия будущей объединенной церкви. Не станет ли дополнительным препятствием еще и позиция ее предстоятеля?

Я не собираюсь оставаться предстоятелем. И из наших архиереев никто не будет претендовать. Тут интриги могут быть только между ними. Пусть уступят нам в названии, а мы уступим с предстоятелем. Я готов. Мне не нужно кресло, могу в церкви быть и членом синода. Объединяемся, и я тут же, через месяц-два, объявляю поместный собор и отхожу добровольно. Ради объединения, ради Украины. Надо и мне, и другим сделать весомый поступок. Такой поступок, какой делал Гузар. Это было бы чудесно. Но для этого надо найти силы. И мне, грешному, и другим.

Готовы ли вы уступить кресло самому Филарету?

Если будет патриарший совет, объединительное решение — я могу подписать и такое согласие.

Ключевой вопрос создания поместной церкви — позиция Константинополя (признание Вселенского патриарха — ред.)  Какой она будет?

Не знаю, мы еще не ездили. Но мы были в Константинополе в 2002 году, и тогда же приехали три архиерея из УПЦ КП. Я задал вопрос: ваша святость, вы говорите объединяться, а какая судьба святейшего патриарха Филарета? Он тогда говорит: Макариус, вы объединяйтесь, а все остальное — не ваше дело. Вот такой я ответ получил. И это слышали все архиереи. Сейчас украинская власть говорит, что будет признание. Что договорились. Я этого не слышал и не могу подтвердить. Но это возможно.

Вы уже не раз говорите о позиции власти. Объединение — политический или церковный проект?

— Если церковный, то должны бы это церковные люди предлагать. А так — наполовину.

В феврале синод УПЦ КП призывал к объединению не только вашу церковь, но и УПЦ Московского патриархата — якобы благодаря ослаблению влияния России это могло бы произойти. На ваш взгляд, это возможно? Известно ли вам, что ответили в Московском патриархате?

Невозможное — у человека, а у Бога все возможно. Многие архиереи, возможно, были бы готовы создавать украинскую церковь. Может, так произойдет, как хочет власть, и после объединения будет признание. Вот тогда, я думаю, если не половина, то треть (иерархов) из УПЦ МП прийдет. Но тут еще знак вопроса. Не факт, что молодые перспективные архиереи присоединятся. Главное — желание.

Желание есть?

Не знаю. Я был бы этому рад. Хотя меня некоторые должностные лица и политики обвиняют в том, что они слышали, что Москва нам дает средства. Это неправда. Самая маленькая парафия собрала тысячу гривень на проведение собора. А некоторые мои друзья, — хорошие друзья, не богатые, не бизнесмены, — давали деньги на АТО. Я сел и поехал. Посетил два госпиталя, поделился с ранеными воинами. Вообще я в АТО был два раза, объехал все блокпосты от Мариуполя до Счастья, возил гуманитарку — 50 тонн и 20 тонн, в том числе пятьдесят бронежилетов.

Как вы относитесь к тому, что священники МП отказываются отпевать наших погибших воинов?

— Это безумие. Что касается отпевания — это моральный и духовный упадок.

Как вы оцениваете политическую роль РПЦ в становлении режима Путина?

Ясное дело, что негативно. Когда мы слышим некоторые комментарии его святейшества Кирилла — это ни в какие рамки не входит. Я задумываюсь, сохранилась ли там духовность, есть ли она, есть ли что-то божье. Это печально. Очень печально. Потому что церковь — авторитет.

Могло бы объединение Украинской автокефальной церкви и УПЦ Киевского патриархата усилить украинскую составляющую Церкви и противостоять российскому влиянию?

Это будет зависеть от того, как мы объединимся, какое будет отношение к церкви. Не дай бог повторить 1992 год. Такое хорошее было объединение, Кравчук его делал, а что из того вышло? Еще больший раскол. Поэтому я и добиваюсь объединения наших названий.

Каковы настроения епископата УПЦ МП, особенно в западной и центральной Украине? Наблюдается ли отток прихожан из УПЦ МП после начала российскойагрессии?

Нет. Были некоторые попытки, в Турковском районе Львовской области отошли под Киевский патриархат две парафии, — там владыка Яков ездил, старался для этого. Это было в прошлом году. Я не старался и не буду стараться. Приходили некоторые священники из УПЦ МП, — просили приехать и убедить людей. Я говорю: нет, принимайте решения сами, в соответствии с законодательством. Что в целом по Украине — я не знаю. Массово от УПЦ МП точно не переходят.

Какая конфессия по числу приходов и прихожан после объединения будет крупнейшей в Украине?

По числу реальных приходов или бумажных? Это разные цифры, поэтому их трудно назвать. Бумажных — по себе скажу. В Таврической епархии у нас на бумаге 54 прихода, а действующих — 32. Потому что нет священников, нет помещений. Это огромные средства. Есть села, в которых приходы зарегистрированы, но денег хотя бы на часовню нет. Понятно, что больше приходов будет у Киевского патриархата. Хотя с бумажными приходами у них ситуация не лучше.

© 2015, 316NEWS. Все права защищены.