Такого, как он, больше не будет: Артур Симонян об Эдуарде Петросяне

1892
Такого как он, больше не будет: Артур Симонян об Эдуарде Петросяне
Jesus

Трагедия, произошедшая на прошлой неделе, потрясла весь христианский мир: в Сирии погиб миссионер Эдуард Петросян. Расскажите, как вы смогли найти сил и дать старт конференции «Давайте ходить с верой»?

Это было по-настоящему сверхъестественно. В субботу, когда я узнал про смерть Эдика, я просто не имел право рассказывать об этом, потому что его жена еще не знала об этом. Я не мог сказать, ни церкви, ни кому-то еще. В этот вечер я провел церковное служение со сверхъестественной Божьей силой. Конечно, потом мы провели поминальное служение, но на следующий день я понимал, что церковь должна двигаться вперед. На конференцию к нам приехало много гостей, и мы должны были идти вперед.

Церковь не должна была оставаться в трауре. Она должна была двигаться к победе. Я не верю, что Эдик оставил нам печаль и траур, он  оставил нам победу.

В каких взаимоотношениях вы были с Эдиком? Кем он был для вас?

Мы были вместе с самого первого дня в хождении с Богом. Я очень много работал с ним и с его мамой. У нас была домашняя группа и с самого начала Господь открыл мне, что Эдик должен был стать лидером. Я учил его тому, что знал сам. Когда в 90 –ых годах мы хотели получить лицензию для церкви, мы никак не могли зарегистрироваться. Мы вместе вынесли много гонений ради Христа. Однажды нас даже арестовали и мы оказались в тюрьме. Но именно в эти трудные времена мы стали лучшими друзьями. Мы знали все о жизни друг друга. Таких друзей, как Эдик, у меня очень мало, и сегодня их стало еще меньше.

Недавно вы говорили, что вы с ним были в завете. Расскажите немного об этом?

Да, мы заключили завет, что всегда будем вместе ходить с Богом. Мы часто делали подобные вещи. Иногда даже писали письмо Богу. Думаю я всегда держал свое обещание, это он его нарушил. Но я знаю, что эта та пуля, которую невозможно предвидеть.

Возможно ли заменить таких людей? Его явно будет не хватать.

В действительности человека нельзя заменить. Таких, как он больше не будет и точка. Может будет, лучше или хуже его, но человека его типа, больше не будет.

Можете охарактеризовать Эдуарда несколькими словами?

Интеллигентный снаружи, воин изнутри. С ним можно было говорить о чем угодно. Он вырос в очень образованной и интеллектуальной семье и с ним можно было говорить обо всем — начиная с химикатов для мойки машин, заканчивая с Рембрандтом.

Он был лидером многих служений, а также основателем реабилитационных центров и лидером миссии. Что ждет их теперь?

Эти служения будут продвигаться вперед и обновляться. То, что рождено от Бога, всегда растет и двигается вперед. В этом году мы вместе с армянами из Сирии и ребятами из служения тюрем хотим организовать лагерь в честь Эдика. Реабилитационные центры, служения для заключенных, миссия — все они будут работать лучше.

Как мы знаем, сердце Эдуарда всегда горело для миссии. В последнее время особенно для Сирии. Какова была ваша реакция, когда он сказал, что уезжает?

На самом деле моя реакция была не совсем хорошей до последней секунды. Я останавливал его около 6 месяцев, но он видел себя, свою работу только в Сирии. Он говорил, что ему здесь больше нечего делать. В конце, когда было ясно, что его невозможно удержать, Эдик просто попросил благословить его. Он ездил на миссию много раз, но церковь впервые так благословила его. Получается, мы благословили его смерть.

Когда он уехал, в душе я знал, что что-то может случиться. Но всякий раз я отгонял такие мысли прочь и просто молился за него. Его невозможно было удержать: даже его жена Астхик говорила это. Сирия была в нем, теперь он в Сирии.

Продолжит ли церковь его дело в Сирии и на Ближнем Востоке. Какое видение и слово от Бога есть у вас  для этой местности?

Ближний Восток является нашим центральным видением. Проповедовать евангелие в мусульманском мире, приводить людей ко спасению, и помочь им  — наша главная цель.

После себя Эдик оставил в Сирии церковь и сегодня наша первоначальная цель — заботиться о них и перевезти этих людей в Ливан. В Сирии до сих пор продолжаются бомбардировки. Пока что мы думаем и молимся, чтобы Святой Дух открыл нам волю Бога, как нам поступить. Смертью Эдика не заканчивается наша работа в Сирии или на Ближнем Востоке. С его смертью все начинается с еще большей силой.

Его смерть была большой утратой для всей церкви.  Какие слова утешения вы скажете и как вы смотрите на это событие с духовной точки зрения?

Мы должны жить и смотреть вперед. Знаете, слово Божье говорит утешайте друг друга словами, что Господь грядет и мы все в одном мгновении будем на небесах. В начале воскреснут умершие во Христе, а потом мы, живые, вознесемся вместе с ним к Господу. Это небольшое время разлуки, скоро мы все увидимся.

Когда мой брат собирался уехать в Соединенные Штаты Америки, моя мама плакала, думая, что больше не увидит его. Но осознание того, что он едет в лучшую страну, утешала ее. Сейчас, я руководствуюсь той же психологией: да, разлука очень тяжёлая, но я знаю, что Эдик сейчас в лучшем мире, чем мы с вами. Хорошо ему, но не нам.

Слово говорит, что «Блаженны они». С нами такое случилось впервые, поэтому мы так растеряны. Но христиане знают, что умереть мученической смертью, большая честь. Кроме апостола Иоанна, все ученики Христа стали мучениками. В Деянии Апостолов мы можем найти мученика в каждой семье, но поскольку гонения имели массовый характер, никто не удивлялся этому.

Я только скажу, что это продолжение Деяний Апостолов. Это единственная книга Библии, которая не заканчивается со словами Аминь.

Ваше слово христианскому миру и в особенности церкви «Слово Жизни».

Мое слово и мой призыв всем – показать наше христианство делами. Не становиться «консервами» в христианской жизни. Иногда христиане спорят между собой, говоря, когда Иисус придет, он придет за нашей церковью, другие говорят – за нашей. Это похоже на то, если спорить и сказать, что, когда Иисус придет, Он будет есть консервированную рыбу в томате или в масле.

Но вопрос в том, что Иисус придет за «живой рыбой». Мой призыв сегодня, чтобы люди оживлялись, а не закрывались и говорили: «Ничего, а я так верю». Нам необходимо быть прохристианскими христианами.

© 2015, 316NEWS. Все права защищены.