Свобода слова и самовыражения не должна оскорблять чувства верующих

    152
    Свобода слова и самовыражения не должна оскорблять чувства верующих
    Jesus

    (открытое обращение в Общественную палату РФ церкви российских лютеран)

    Режиссёр-постановщик Тимофей Кулябин в своей постановке «Тангейзер» на сцене Новосибирского государственного академического театра оперы и балета глубоко оскорбил чувства верующих христиан, и в частности российских лютеран.

    Некоторые представители либеральной интеллигенции (мыслящей себя таковой) хотели бы загнать христиан в своеобразное гетто. Аргументы Тимофея Кулябина и его сторонников, размещенные в сети Интернет, как раз выражают такую позицию: верующих не должно волновать то, что находится за пределами их храмов и происходящее в обществе не может оскорблять их чувств, потому что не имеет к ним отношения. Но носители данной позиции забывают, что верующие являются не такой уж малой частью российского общества и их права и свободы гарантируются в том числе российским законом.

    Статья 18 Всеобщей Декларации прав человека ООН (1948) определяет, что  «Каждый человек имеет право на свободу мысли…». [1]  Статья 9   Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод гарантирует право на свободу мысли, однако подлежит  ограничениям, установленных законом и необходимыми в демократическом обществе в интересах общественного порядка, охраны здоровья и нравственности или для защиты прав и свобод других лиц[2].  Согласно пункта 2 статьи 18 Международного пакта о гражданских и политических правах и п.2 ст.9 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, ограничение свободы убеждений могут быть оправданы, если только они служат одной из пяти целей: общественной безопасности, охране здоровья, порядка, морали, защиты прав и свобод других лиц.

    Несмотря на то, что право на свободу убеждений относится к категории так называемых естественных прав (jus naturale), которое не создается и не предоставляется государством, а дается от рождения каждому человеку, практически все международно-правовые акты и национальные законодательства, в т.ч. российское, в данной сфере содержат ограничительные положения при реализации права на указанную свободу.

    Выражение – «моя свобода заканчивается у  кончика  носа  моего оппонента», в  данном  случае звучит  необычайно актуально. Может ли право на свободу  слова  и самовыражения нарушать право другого человека, определенной  социальной группы (в  данном  случае  верующих христиан), на защиту  их религиозных чувств, чести и достоинства? Может ли одной  части общества (верующим) навязываться   модель поведения, ангажированная небольшой  группой того же общества, наполнившая понятие свободы самовыражения прежде  всего антиклерикальным содержанием? Может ли государство в  лице правоохранительной  и судебной  системы  отдавать приоритет одним правам и свободам в ущерб другим, или светское  государство должно занимать нейтральную позицию, защищая в  равной  мере права  и свободы  всех своих граждан (как верующих, так и не верующих)? Эти важные правовые и философские вопросы  звучат сегодня  не просто в  теоретическом  их значении, но являются  необычайно важными  для  выстраивания гармоничных взаимоотношений в российском  многоконфессиональном  и многокультурном  обществе. И занимать в этой  связи какую-то одну  крайнюю позицию, с  точки зрения демократического государства, не допустимо.

    Вопрос о пределах реализации свобод, и в этой связи с навязыванием обществу только одной возможной модели антиклерикальной идеологии  в противовес учету  интересов  всех членов  общества, является  необычайно острым, а  его решение жизненно необходимым для построения гармоничных отношений в многоконфессиональной  и многокультурном  российском  обществе. Навязывание псевдолиберальных ценностей, захлестнувшая европейский христианский мир, на практике не явились факторами гармонизации и мира в обществе.

    Поднятый нами вопрос является необычайно сложным, но требующим,  тем не менее, к  себе незамедлительного пристального  внимания и решения, потому что, по нашему мнению, непосредственно относится  к вопросам общественной безопасности. Трагические события, развернувшиеся  вокруг французского издательства  «Charlie Hebdo» (Шарли Эбдо), когда выражение  «свободы карикатуриста» привело к кровавой развязке. Представители определенной группы верующих, посчитавших, что их религиозные чувства были оскорблены, и не найдя защиты у светского государства, осуществили, по их мнению, самозащиту их прав — расстреляв сотрудников  издательства. Данная трагедия, на наш взгляд, явилась, в том числе   следствием пренебрежения светского государства вопросами эффективной защиты прав  и свобод  верующих, занятие исполнительной властью одной определенной общественной  позиции.

    На наш взгляд, действия Тимофея Кулябина, выразившиеся в  его постановке «Тангейзер», а  также  многочисленные интервью  и публикации в  прессе  и сети Интернет на тему  указанной постановки, свидетельствуют о сознательных действиях режиссера, направленных на возбуждение религиозной ненависти и вражды к верующим христианам, унижения их человеческого достоинства по признаку отношения к религии (христианству).

    Поэтому мы считаем недопустимыми и нарушающими права верующих христиан вышеуказанную постановку и публичные на эту тему высказывания ее режиссера. Действия Тимофея Кулябина и другие подобные действия не могут содействовать гармонизации отношений в российском обществе и являются по сути экстремистскими и угрожающими общественной безопасности. Либеральная антиклерикальная идеология имеет право на существование, но права ее представителей не должны осуществляться в противовес правам и интересам консервативной части общества – верующих россиян, а формы реализации своего мнения, видения не могут носить оскорбительный характер для остальных. Это базовый принцип демократического и правового общества.

    Аргументы защитников постановки Тимофея Кулябина «Тангейзер», что в ней не присутствует евангельский образ Иисуса Христа, не соответствуют действительности, так как является узнаваемым и введен режиссером именно как образ Иисуса Христа, о чем свидетельствуют и высказывания самого режиссера, который желал эпатирования публики и достижения эффекта скандальности своей постановки. Так, в известном романе М.Булгакова «Мастер и Маргариты» образ Иисуса Христа является прототипом образа, придуманного Булгаковым – «Иешуа Га-Ноцри». Ассоциация образа отсылает к образу Иисуса Христа, которая оценивается Булгаковым с позиции его философского мировоззрения. Также и в постановке «Тангейзер», образ отсылает зрителя к Иисусу Христу, который затем по воле автора помещается в обитель чувственного разврата. И именно здесь возникает момент оскорбления чувства верующих, которым сначала предложили ассоциативный образ, а затем связали его с обстоятельствами и событиями, оскорбляющими этот образ и чувства тех, для которых этот образ является святыней и объектом религиозного поклонения и почитания.    Восприятие зрителями спектакля персонажа Тимофея Кулябина как оскорбление Иисуса Христа свидетельствует как раз о том, что цель режиссером была достигнута — публика эпатирована именно помещением образа Иисуса Христа в грот чувственного разврата Венеры. Специальной литературоведческой и религиоведческой экспертизы никто не проводил, а они, на наш взгляд, неминуемо подтвердили бы нашу точку зрения. Однако, в отсутствии соответствующей экспертизы суд дал оценку «на глазок», приняв тем самым в применении закона однозначно сторону той части общества, которую условно можно назвать антирелигиозной, пренебрегши правами верующей части российского общества.

     Решение настоящего вопроса, помимо его конституционно-правового аспекта и защиты прав верующих со стороны действующего законодательства, на наш взгляд, лежит и в моральной плоскости — в необходимости включения в профессиональный кодекс этики театральных и кинематографических деятелей этических самоограничений в формах выражения, которые могут нарушать права других членов общества.

    С 70-х годов прошлого века мировое сообщество осознало необходимость консолидации усилий в направлении развития различных аспектов само ограничивающего поведения. Это ознаменовалось созданием ряда международных организация и заключения целого ряда 2-х сторонних и многосторонних договоров по охране природы, сбережению природных ресурсов и т.д. Были выработаны и приняты на уровне национальных законодательств целого ряда кодексов профессиональной этики (врачебной, адвокатской, журналистской, педагогической, государственных служащих и др.). Главным критерием в принятии определенных положений в кодексах профессиональной этики, на наш взгляд, должен явиться вопрос возможного оскорбления чувств социальных групп общества, в данном случае — верующих.

    Обращаемся к Общественной палате РФ с призывом организовать публичное обсуждение вопроса о необходимости выработки профессиональной этики деятелей искусства с привлечением к ней представителей различных конфессий, представителей министерства культуры РФ, представителей законодательной и исполнительной власти. Важным пунктом указанного кодекса профессиональной этики может стать добровольный отказ от затрагивания тем и использования любых форм выражения, которые могут затрагивать чувства верующих, составляющих значительную часть российского общества.

    Президент Генерального Синода ЕЛЦАИ,

    Епископ Владимир Пудов

    Епископ ЕЛЦАИ Константин Андреев

    Епископ СЦО ЕЛЦАИ Игорь Князев

    Епископ ЗСО ЕЛЦАИ Александр Франц

    Епископ ЮЦО ЕЛЦАИ Павел Левушкан

    Пробст Приволжского пробства ЕЛЦАИ,

    Настоятель прихода Св.Ап.Павла г.Казани,

    пастор Владимир Степанцов

    Пробст Южного пробства СЦО ЕЛЦАИ,

    Настоятель прихода Св.Марии Магдалина г.Воронежа

    Пастор Анатолий Малахов

    Настоятель прихода Св.Георгия г.Новoроссийска,

    Пастор Павел Ткаченко

    Настоятель прихода Св.Георгия г.Калуги, пастор Дмитрий Мартышенко

    Член Консистории ЕЛЦАИ Владимир Шварцкопф

    Ольга Федорова,

    Председатель приходского совета МРО ЕЛЦАИ г.Иркутска

    [1] Всеобщая декларация прав человека. Провозглашена и принята резолюцией 217 А (III) Генеральной Ассамблеи от 10 декабря 1948г. // Международные акты о правах человека. Сборник документов. – М.: Издательство НОРМА, — 2000. С. 39.

    [2] См.: Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Рим 4 ноября 1950). // Международные акты о правах человека. Сборник документов. – М.: Издательство НОРМА. 2000  С.539.

    Источник: luther.ru

     

    © 2015, 316NEWS. Все права защищены.