Несколько слов о «вежливом насилии»

376
Несколько слов о «вежливом насилии»
Jesus

Насилие берет начало в греховной тяге властвовать и контролировать. Слово это обычно звучит в контексте физического превосходства, запугивания и активной агрессии. И этого в мире предостаточно. Но властвовать и контролировать можно и другими способами.

Не всякое насилие предстает пред нами в явном виде синяками, ссадинами и кровоподтеками, не каждый обидчик проявляет свое желание все контролировать с помощью кулаков. Домашнее насилие зачастую для внешних остается невидимым. Антигерои умеют скрывать улики. На публике они общительны и доброжелательны, их уважают и любят. Они – «вежливые люди», умные и изворотливые. И тем не менее, «вежливое насилие» остается насилием по отношению к его жертвам. Крайне важно помнить, что насилие порой может выглядеть не так, как ожидается.

Насилие берет начало в греховной тяге властвовать и контролировать. Слово это обычно звучит в контексте физического превосходства, запугивания и активной агрессии. И этого в мире предостаточно. Но властвовать и контролировать можно и другими способами. Способы эти вполне себе выглядят «респектабельными». Фактически, поставленной цели можно достичь и без кулаков, «вежливое насилие» берется на вооружение гораздо чаще, ведь риск быть обнаруженным в этом случае гораздо ниже. Картинка «исполненного гнева отца семейства, теряющего самообладание и поднимающего руку на жену и детей» далека от реальности. Насилие всегда осмысленно: даже приверженцы физического насилия знают, куда и как ударить, чтобы скрыть «следы» от окружающих. Если контролировать и властвовать можно без грубой физической силы, обидчик предпочтёт «вежливый» способ насилия, он будет запугивать и манипулировать. Для получения и удержания власти над своей жертвой у него есть все карты на руках.

Такой тип насилия очень распространен в семьях христиан, где придерживаются определенных богословских взглядов. В семьях, где главенство мужа – одна из догм – насилие главы семейства находит множество оправданий. Разумеется, данное мировоззрение не может считаться причиной насилия, но оно может служить хорошим прикрытием для обидчика. В таких домах можно разглядеть одну из трех форм вежливого насилия: воспитание супруги, духовную манипуляцию или лжесмирение. Краткий разбор каждой из них поможет очертить природу насилия. В моей профессиональной деятельности мне приходилось сталкиваться лишь с мужским насилием, поэтому в данной статье мы раскрываем темы со стороны обидчиков-мужчин. Но насилие со стороны женщин – проблема не меньшая. Просто на данный момент я менее знаком с этой стороной проблемы.

Воспитание супруги

 В некоторых христианских общинах идея о главенстве мужа в семье рассматривается не столько в контексте лидера-слуги, сколько в контексте родителя-контролера. Кое-где даже звучат слова в защиту физических наказаний жены за неповиновение. Проявляется это в форме «использования» права мужа на главенство. Такое насилие исходит из взгляда на женщину, как на подчиненную и менее развитую интеллектуально (иногда для оправдания такой точки зрения используют отрывок из 2-го послания к Тимофею 3:6, как относящийся ко всем женщинам).  Просто женщины не могут знать, что для них лучше, и поэтому им нужна «направляющая помощь» мужчин. В результате такого вида мышления мужчины исключают своих жен из всех процессов принятия решений. Глава семьи знает, как лучше, и не принимает во внимание никакие доводы и мысли жены. При таком отношении жены чувствуют свою второсортность, некомпетентность и неспособность что-нибудь сделать правильно. Такая жена целиком и полностью зависит от своего мужа. Отсутствие даже намеков на независимость дает мужу неограниченные возможности контролировать ею, лишая жертву возможности уйти и принять решение «вразрез желаниям» мужа. Зачастую муж облекает все в картинку «защиты» своей жены – он, дескать, ищет только лучшего для нее, стоит на страже ее безопасности, берет на себя этот непомерный для нее груз ответственности. На самом же деле ему просто нужно удержать неограниченную власть в своих руках.

Духовная манипуляция

 Эта форма насилия использует Писание для манипуляции женой, чтобы заставить ее делать то, что угодно мужу. Мужья обычно очень скоро вспоминают, что жены должны «уважать и подчиняться» (1 Петра 3:1, Еф. 5:22, 33). Когда приходится признавать свои грехи, они немедленно напоминают женами, что те должны их простить (Еф. 4:32). Я помню случай, когда муж несколько раз изменил своей жене с другими женщинами. Каждый раз он легко признавался в этом. Причем после каждого признания он требовал от жены прощения, потому что она ведь обязана его простить. Жена же в свою очередь пребывала и в смятении, и разочаровании, гневаясь даже на Бога, потому что чувствовала себя в западне: она должна была прощать того, кто постоянно ее предавал. Довольно интересно, то все внимание уделяется лишь ответственности жены, а на обязанности мужа смотрят сквозь пальцы. Кроме, конечно, тех моментов, где говорится о его власти.  Иногда муж будет приплетать Бога к оправданию своих решений, убеждая жену, это решение дано Богом, что Бог сказал ему сделать это или то. Во всех этих случаях факт слушания Бога абсолютно субъективен и зависит от интерпретации Божьей воли самим мужем. Нет никаких объективных ориентиров для определения, что Бог хочет или говорит. И цель тут не в том, чтобы быть духовным, а чтобы использовать духовность для сокрытия своего стремления контролировать и властвовать.

Лжесмирение
Как и в случае, приведенном выше, зачастую «вежливый обидчик» легко признает, что он – грешник. Он признается в своей греховности, но облечено это обычно в общие слова, а не конкретные описания. Он принесет извинения, попросит прощения, пообещает измениться, но изменений не будет. Он будет делать вид, что уступил своей жене, что раскаивается, даже пустит слезу. Но в конечном итоге он использует свое притворное покаяние, чтобы сохранить возможность контролировать. Не так уж редко их «извинения» будут даны с дополнительными условиями. Одной рукой они будут что-нибудь давать, а другой одновременно отнимать. Такой муж попросит прощения, что потратил солидную сумму на какое-нибудь люксовое излишество на себя, но одновременно напомнит, что теперь, когда денег стало меньше, нужно экономнее расходовать выделенные ей средства на семейные закупки. Он часто упоминает, что работает над своим духовным ростом, но только для того, чтобы избежать разговоров и подотчетности. Посреди разговора он непременно скажет: «Я над этим работаю». Или заметит: «Бог мне уже открывает это, тебе не надо мне об этом говорить». Может он и сказать, что уже об этом поговорил с Богом, и Тот простил его, поэтому обсуждать тут нечего.  Это не смирение. У подотчетности есть земное лицо. Если я не хочу разговаривать о своих проблемах с теми, кого я подвел, и не готов дать возможность другим задавать мне неудобные вопросы, я не очень-то готов быть подотчетным Богу. Лжесмирение дает возможность вежливым образом держаться за власть и контролировать.

В вышеописанных случаях муж может и не быть источником физического насилия. Окружающие даже не заподозрят его в манипулировании, злых намерениях и угнетении домочадцев. Да и самой жене, чувствующей, что в отношениях с мужем что-то не так,  трудно сформулировать, что именно. Потому что на поверхности ничего не видно. Но «вежливое насилие» весьма реально и требует должного внимания в церкви. Суть проблемы – в сердце обидчика. Дело не в его поведении, а в том, что его сердце требует власти.  Честно говоря, современные способы помощи решения проблем домашнего насилия зачастую превращают обидчиков с кулаками в «вежливых обидчиков».  Крис Молес предостерегает нас:

«Я не призываю избегать разговоров о гневе, но требую, чтобы эти разговоры проходили в должном контексте, особенно, когда речь идет о насилии в семьях. Если мы уделяем внимание только гневу и способам управления им, то мы рискуем так и не прикоснуться к источникам, этот гнев порождающих, переводя насилие из физической в респектабельную форму».

Стремление человека властвовать и контролировать может мобилизовать все хорошее для достижения злых целей. Чтобы идентифицировать насилие в семьях, следует копать глубже, чем анализ внешнего поведения. Нам нужно услышать плач отчаявшихся жен, поверить им и обличить сердца тех, кто на людях вежлив и приветлив. Насилие можно скрыть от окружающих. Оно иногда выглядит не так, как мы ожидаем.

Автор: Давид Дунхам

Источник: hristiane.ru

 

© 2016, 316NEWS. Все права защищены.