Бог предал тебя?

341
Бог предал тебя?
Jesus

Когда я страдаю, я чувствую уверенность в двух вещах: 1) Бог существует; 2) Он — предатель.

Я не всегда так думал, но я накапливал разный опыт и переживания в отношениях с Богом. В каждом неприятном моменте, в каждой трагедии, в каждый момент смятения и растерянности легкая и вводящая в заблуждение рука разворачивает мой мысленный взгляд на Бога следующим образом:

“Это Он сделал.”

“Он не должен был этого допустить.”

“Он хочет, чтобы ты думал, что можешь быть счастлив, но … Он сам наводит смуту и беды.

Предатель.”

Если мы не сможем отследить и осознать эти аргументы в своём сердце, то они захватят наши мысли, эмоции и действия. Они будут управлять нами, когда мы будем переживать и как-то осмысливать боль. Очень легко, даже бессознательно, мы можем придти к убеждению, что Бог – предатель:

Я могу быть счастлив или убит горем.

Я убит горем.

Бог всё контролирует.

Бог сказал, что любит меня.

Одна из этих вещей не может быть правдой.

Поэтому, я доверяю Ему теперь немного меньше.

Теперь умножьте это на тысячу случаев потерь, падений, неудач, боли, и вы увидите, как легко вы можете скатиться в теологию жертвы и предательства: Бог — предатель.

В моменты горя — во время развода, после похорон, после очередной неудачи, после очередного выкидыша — Бог выдёргивает основание, на котором вы стоите, прямо из-под ваших ног. Снова. И снова. И снова. Что происходит? Почему я снова Тебе верю? И в эти моменты Бог может сказать нам в ответ пять вещей:

  1. «Я так сильно тебя люблю»

В фильме 2011 года «Воин», склонный к жестокости и замкнутый в себе отец восстанавливает отношения со своим сыном, который ушёл из дома вместе с матерью пятнадцатью годами ранее. Отец, теперь христианин, пытается выразить сочувствие к своему сыну, у которого большие проблемы. И сын говорит ему: «Ты пытаешься? Теперь? Где ты был, когда это имело значение? Мне нужен был этот парень тогда, когда я был ребёнком. Ты мне не нужен теперь. Слишком поздно. Всё уже произошло». Казалось бы, трудно найти более подходящие слова, чтобы выразить чувства к Богу человека, переживающего интенсивное страдание.

Но эти чувства рисуют иллюзию. Они уводят не туда. Бог не отсутствует. Бог не творит жестокости или насилия. Бог не убирает от нас свои руки ни до, ни во время, ни после нашего страдания. В это почти невозможно поверить, особенно когда мы чувствуем себя преданными и оставленными Им. Однако, возможно верить в то, что Бог не является отцом, творящим насилие. И даже если вы не можете в это верить, Бог всё равно любит вас. И это не просто Его чувство. Божья любовь определяет все Его действия: как Он планирует вашу жизнь, какие Он даёт вам переживания, как работает весь мир вокруг вас. Всё кричит: «Я люблю тебя». В христианских отношениях с Богом всё можно суммировать одной фразой: «Я очень сильно тебя люблю, и Я никуда не уйду».

И если можно выделить в Писании одно прилагательное, лучше всего определяющее Божью любовь, то это будет «непоколебимая» (3Цар.8:23; 2Пар.6:42; Пс.35:7; 41:8). В Нем нет непостоянства. В Нём нет ненадёжности. Он не отстранён. И это самое важное, что нам нужно услышать.

  1. «Я чувствую твою боль»

Бог чувствует нашу боль в двух смыслах.

Во-первых, Бог чувствует нашу боль. Чувства Бога связаны с каждым нашим действием и переживанием: «И не оскорбляйте Святого Духа Божия, Которым вы запечатлены в день искупления» (Еф.4:30); также есть примеры эмоциональных реакций Иисуса, например в Иоан.11:35. Бог знает чувства, которые вы переживаете лучше и глубже, чем вы сами. Он поддерживает сами атомы, которые присутствуют в вашем расстроенном желудке, перенапряжённых нервах, текущих слезах — Он знает все эти чувства (Деян.17:28).

Во-вторых, Бог сам был предан. На самом деле, Он выбрал именно предательство как инструмент, через который Его любовь к нам должна была быть проявлена — из всего разнообразия он выбрал быть преданным любимым человеком. И именно поэтому Иисус возмутился в духе и сказал: «Истинно, истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня» (Иоан.13:21). Бог пережил предательство.

  1. «Я предопределил это»

Когда я страдаю, мне хочется ослабить теологические винтики, которые закручивают в тиски мою голову: Бог не мог предопределить всё это, по крайней мере, если Он благ. Но мы должны запретить желанию нашего сердца перемещать источник нашего авторитета со Священного Писания на наши эмоции. Эмоции важны, но они не определяют внешнюю реальность. Наши горячие предпочтения относительно того, как Ему следовало бы управлять нашей жизнью, очень быстро могут превратиться в убеждённость, что Бог не может стоять за всем этим. Конечно же, если бы Бог управлял всеми этими событиями, то Он бы сделал всё по-моему.

Страдание вынуждает нас как-то примириться с эмоционально неприемлемой и неразрешимой реальностью: «Моя рука основала землю, и Моя десница распростерла небеса; призову их, и они предстанут вместе» (Ис.48:13). Нет ничего, что происходило бы вне Его все-поддерживающей и все-определяющей воли. Он благословляет и проклинает. Он даёт и забирает.

Суверенная власть Бога делает Его удобной мишенью для упрёков и обвинений. Но Он с сострадательным пониманием отвечает на обвинения любовью (Рим.2:4). И так же, как Бог, как добрый отец, принимает нашу несовершенную благодарность, Он принимает и наше несовершенное страдание, как наш терпеливый наставник. Он даже предопределяет наше несовершенное горе: «ибо и все дела наши Ты устрояешь для нас» (Ис.26:12).

  1. «Страдание может продолжиться»

Каждый здравый христианин хочет пообещать самому себе в болезненных ситуациях: «Этому придёт конец». Как однажды сказал Тим Келлер, идея о том, что Бог непременно прекратит ваши страдания в этой жизни является не только ложью и искажением, но и оскорблением миллионов людей, для которых Бог не прекращает множественные формы страдания.

Ключом для правильного понимания непонятных, изменчивых и невыносимых обстоятельств в этой жизни является не духовная самоуверенность, но духовный реализм. Может быть, нам хотелось бы, чтобы друзья Иова были правы, отводя Богу роль юридического рычага возмездия и вознаграждения. Тогда, по крайней мере, у нас был бы хоть какой-то мизерный контроль над нашим страданием. Тогда, по крайней мере, у нас была бы небольшая надежда на изменения в нашей беспомощности. Тогда мы могли бы принести Богу нашу невиновность и наши страдания и закричать: Предатель!

Предательство предполагает нарушение договорённостей. Но как бы нам ни хотелось включить преходящий внешний комфорт в Божьи обещания нам, Бог этого не говорил. Мы были обмануты комфортом Запада и собственной плотью. Правда в том, что Бог никогда не обещал нам комфорта или мирных обстоятельств в течении всей нашей жизни. Бог стонет и вздыхает вместе с нами: «Это не должно быть так».

Так какая же нам польза от Бога в наших страданиях, если Он их предопределяет и не обещает закончить? Моя привычная реакция на страдания: победить напором, бешено делая всё, что угодно, чтобы как-то исправить ситуацию или ослабить боль, или свернуться в комочек жалости к себе.

Как же нам следует встречать страдания? «Тогда говорит ему Иисус: возврати меч твой в его место, ибо все, взявшие меч, мечом погибнут» (Матф.26:52). Убрать мой меч? Но ведь надо сражаться в войне. Надо лечить болезни. Надо что-то сделать с болью в спине. Нужно выплатить долг. Нужно исцелить разбитое сердце.

Мы смотрим на отъезд Димаса жадными глазами: «Ибо Димас оставил меня, возлюбив нынешний век, и пошел в Фессалонику» (2Тим.4:10). Это кажется лёгким выходом из страдания. Фессалоника звучит не так уж плохо. Но мы должны помнить, что куда бы мы ни пошли, в Южную Калифорнию или Фессалонику, или глубоко внутрь собственной скорлупы само-оправдывающей горечи по отношению к Богу — куда угодно, кроме Божьего лица — мы будем нести наши слёзы с собой. Мы будем нести наше страдание в своих сердцах. И будем находить кого-то, чтобы обвинять: самих себя, друга, начальника или жену. Эта временная жизнь есть жизнь слёз, потому что мы живём в мире греха. И придёт день, когда Фессалоника сгорит вместе с мякиной, а Бог, которого мы обвиняем, будет одним единственным, кто утрёт наши слёзы: «И отрет Бог всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет, ибо прежнее прошло» (Откр.21:4).

  1. «Я никогда не оставлю тебя»

Бог чувствовал себя оставленным Богом намного сильнее, чем вы или я когда либо сможем пережить. Иисус кричал: «Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?» (Матф.27:46). Благодаря смерти Иисуса на кресте, мы никогда не ощутим того же отвержения, которое Он пережил в тот момент. Мы можем пережить «предательство Иуды» в своей жизни даже (или особенно) со стороны церкви. Многие люди, которые никак не могут поверить в то, что Бог благ, получили свои раны именно в церкви. И церковь не очень-то сильно помогает справиться с подобного рода ранами.

Иисус никогда не оставит нас. «И се, Я с вами во все дни до скончания века» (Матф.28:20). Возможно, вас пока не сильно вдохновляет это обещание. Возможно, у вас возникает ощущение, что принижается значимость серьёзных и важных чувств — минимизируется или игнорируется боль страдальцев, которые отошли от Бога потому, что чувствовали себя брошенными. Мы копаемся в наших грехах, чтобы найти причину, почему Бог оставил нас. Или же мы предъявляем Богу лист наших претензий: Вот факты. Ты не смог быть ни обеспечителем, ни пастырем, ни отцом. Как вообще ты можешь быть здесь со мной, во всём этом? Ты оставил меня!

Но Он никогда не оставляет нас. Он не уходит. Он не терпит неудач. «Какой из вас отец, [когда] сын попросит у него хлеба, подаст ему камень? или, [когда попросит] рыбы, подаст ему змею вместо рыбы?» (Лук.11:11). Он всегда остаётся с нами. Именно поэтому постоянство Его любви так важно. Он предлагает нам только один взгляд на наше страдание: взгляд вечности. И если Он меняет обстоятельства нашей жизни к худшему или к лучшему, это всё от Него. Это одновременно и горько и сладко. Бог прописывает горькие травы в нашу диету на этой земле. Некоторым в большем количестве, чем другим. Мы можем только ждать и молиться о милости и силе, нужной нам для того, что грядёт или существует сегодня.

Бог не предал нас. Мы нарушали завет с Ним много раз. И в Христе Он никогда не грозит нам пальцем осуждения, Он лишь предлагает нам своё теплое и незаслуженное нами объятие, снова и снова, даже в невообразимо трудных обстоятельствах. Господь, смилуйся над нами, грешными и страдающими.

Автор – Пол Максвелл

Источник: ieshua.org

 

© 2016, 316NEWS. Все права защищены.